redstar.ru

Какой её видит Сергей Захаров

Мер дисциплинарного воздействия на подчинённых боцману устав отвёл немного. Но мичман Сергей Захаров может и в обычное обращение «товарищ матрос» интонацией вложить такую меру строгости, что и выговора нерадивому моряку не потребуется. А в другой раз боцман просто по имени обратится к моряку, да так задушевно, что не хуже уставной благодарности смотивирует парня на усердие в службе.

23-03-11-17Справедливость – кратчайший путь к доверию в корабельном экипаже, считает старший боцман морского тральщика «Валентин Пикуль» Сергей Захаров. Особенно при выполнении задач в дальней морской зоне. Не так давно «Валентин Пикуль» вернулся из второго своего дальнего похода. На этот раз он был ещё более продолжительным, чем первый. А что касается напряжённости этих средиземноморских миль, то она была на высшем пределе. Впрочем, иного на боевой службе и не бывает.
Корабельный устав возлагает на боцмана обязанности из 13 пунктов. И за каждым – личная ответственность не только за внешний вид корабля, но и за его жизнеспособность. Особая статья – готовность якорного, швартового спасательного и шлюпочного имущества. Впрочем и поддержка внешнего вида корабля – дело весьма хлопотное и вовсе не второстепенное. Особенно если учесть, что тральщик под Андреевским флагом в проливной зоне, в заморских гаванях и на морских курсах сопровождают сотни, если не тысячи пристальных глаз. Ни доброму взгляду, ни завистливому, а уж тем более злобному показывать пятна ржавчины на корабельном корпусе русскому моряку негоже. Есть такая старая флотская поговорка: «Каков боцман, таков и корабль». «Валентин Пикуль» уходил из Новороссийска в дальнюю морскую зону и вернулся к родному причалу в одинаково парадном виде – хоть на открытку помещай.


Формат строгой справедливости боцман Захаров считает самым применимым в условиях военно-морской жизни


Мичман Захаров на гоголевского Плюшкина не похож, но свои запасы на всякий случай формирует. Потому что в чистом море обычная боцманская «добычливость» не срабатывает. А без неё все 13 уставных обязанностей непросто исполнить, как и без умения организовать работы на верхней палубе. Матрос может, конечно, с полным равнодушием наскоро закрасить ржавое пятно на металле, которое от морской соли через несколько дней снова проступит. Вот тут и надо ему вовремя объяснить, что корабль – дом его родной, а ржа – вражина настоящая. Зачисти её как следует, а потом уже суриком придуши. Половина моряков по призыву сменилась на тральщике прямо в ходе боевой службы в сирийском Тартусе. К морскому делу мичманы и старшины приобщать их взялись, что называется, по ходу дела. И боцманская «педагогическая практика» здесь к месту пришлась.

Сам Сергей Захаров вырос у моря. Призывался на черноморский МПК «Муромец», служил старшим оператором зенитно-ракетного комплекса «Оса». Как успешному спецу ему предложили перейти на контрактную службу, направили в школу мичманов. Продолжать службу пришлось по первичной ракетной специальности – старшиной команды ЗРК «Оса». В боцманы попал по служебной необходимости. И до сих пор считает, что корабельную специальность эту с кондачка не освоишь, и потому не относит себя к её «светилам». За свою боцманскую службу он знал четырёх командиров корабля. Разные характеры у них были, разные подходы к оценке боцманской службы. Захаров не подстраивался, а впитывал эти требования, стараясь вникнуть в суть для пользы корабля. И теперь с благодарностью относится к этой науке, особенно к наставлениям ныне капитана 2 ранга Всеволода Бобрикова, который прошёл в своё время и нахимовскую школу, и крейсерскую срочную службу. Его формат строгой справедливости боцман считает самым применимым в условиях военно-морской жизни.
Дальний поход, из которого недавно вернулся «Валентин Пикуль», был не из лёгких. Реальная проводка кораблей и транспортов по вполне возможным зонам минирования у Ближневосточного побережья, учения в составе оперативного соединения российских кораблей в Средиземном море, отдельные корабельные учения, сопровождение подводных лодок на пути завершения межфлотского перехода – всё это лишь часть задач, которые моряки тральщика выполняли иногда с перекрытием автономности своего небольшого корабля. Порою корабельный металл не выдерживал нагрузок. Но после небольшого ремонта, когда наваливались всем экипажем, снова уходили в дальнюю морскую зону.
Что было самым трудным в дальнем походе? Сергей Захаров говорит: «Мысли о доме». Как там жена справляется с неугомонной командой – двумя сыновьями и двумя дочками? Да и по самой этой ватаге душа истосковалась. Корабль, большой он или не очень, требует в море огромного труда – в физическом и моральном измерении. Потому, наверное, и считается, что это работа для настоящих мужчин.
Спросил я у пикульского боцмана о его военных наградах.
– Как у всех профессионалов в экипаже, медали за выслугу лет, – без какой-либо обиды ответил он. – Так ведь не за награды служим, а по личному выбору.
Может, и прав боцман по-своему, но хочется думать, что награды должны находить тех, кто служит не за них, но с настоящим чувством моряцкого долга.


Новороссийск

Другие материалы в этой категории: « В фарватере Енисея Армия сильна династиями »

Оставить комментарий

Поля, обозначенные звездочкой (*) обязательны для заполнения

Октябрь - 2017

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31

Ноябрь - 2017

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30
«Красная звезда» © 1924-2017. Полное или частичное воспроизведение материалов сервера без ссылки и упоминания имени автора запрещено и является нарушением российского и международного законодательства.

Логин или Регистрация

Авторизация

Регистрация

Вы зарегистрированы!
или Отмена
Яндекс.Метрика