redstar.ru

A+ A A-

Когда «Ярсы» готовятся к бою…

Оцените материал
(3 голосов)

В Западной Сибири проверили живучесть и мобильность подвижных грунтовых ракетных комплексов (ПГРК) «Ярс»

В гвардейской ракетной Глуховской ордена Ленина, Краснознамённой орденов Суворова, Кутузова и Богдана Хмельницкого дивизии, которая вооружена ПГРК «Ярс», завершилось командно-штабное учение (КШУ).

Напомним, оно проходило в рамках контрольной комплексной проверки, проводимой комиссией командования РВСН, и стало очередной плановой проверкой боеготовности, мобилизационной и боевой подготовки всего личного состава этого соединения во главе с генерал-майором Павлом Бурковым. Одновременно оно явилось знаковым событием для всех РВСН. И не только потому, что на него было задействовано рекордное для таких мероприятий количество сил и средств – более 4 тыс. военнослужащих и около 400 единиц военной техники.
КАК ЗАЩИТИТЬ РАКЕТНЫЙ КОМПЛЕКС?
По словам командующего РВСН генерал-полковника Сергея Каракаева, учение имело исключительную важность прежде всего ввиду поставленных задач с учётом проводимой в настоящее время модернизации РВСН – поступления в войска новых и перспективных образцов военной техники и в связи с этим возникшими требованиями, предъявляемыми к данному роду войск, являющемуся ядерным щитом России. Командующий отметил, что новые образцы военной техники специально создавались для повышения маневренности и живучести ракетных комплексов «Ярс» и что они призваны сделать эти ПГРК неуязвимыми на ближайшие десятилетия.
Генерал-полковник Каракаев отметил, что КШУ проверило готовность Ракетных войск действовать в условиях с непредсказуемой и быстро меняющейся обстановкой; при выполнении практических задач создавались различные варианты схем управления воинскими частями и подразделениями, что гарантировало доведение приказов (сигналов) до всех пунктов управления и автономных ПГРК.
Учение началось, можно сказать, по традиционному для всех родов войск сценарию: дивизию подняли по одному из сигналов боевой готовности и после проведения определённых мероприятий её ракетные части под покровом ночи убыли из мест постоянной дислокации в позиционные районы.

«ЛИСТВА» СПАСАЕТ ОТ ПОДРЫВОВ
С недавнего времени полки этой сибирской дивизии были перевооружены с подвижного грунтового ракетного комплекса «Тополь-М» на более совершенный ПГРК «Ярс». Затем в соединение стали поступать новые образцы специальной техники, в числе которых машина дистанционного разминирования (МДР) «Листва», боевая противодиверсионная машина БПДМ «Тайфун-М», машина инженерного обеспечения и маскировки (МИОМ), авторазливочная станция АРС-14 КМ.
МДР предназначена для поиска и обезвреживания взрывных устройств, заложенных на пути следования ПГРК. При выдвижении ракетных комплексов в позиционные районы, а также в ходе смены ими позиций при угрозе нанесения противником ударов авиацией и высокоточным оружием пусковые установки условно подвергались нападению ДРГ неприятеля с применением ими мин и различных взрывных устройств, в том числе и управляемых радиосигналами. И по признанию специалистов, «Листва» со своими задачами справилась блестяще. На пути следования ракетной техники она проверяла дороги и не только обнаруживала эти мины и взрывоопасные устройства, но и уничтожала их.
Однако новые, предназначенные для безопасного передвижения ПГРК машины требовалось проверить на столь масштабном учении. Эта проверка на КШУ состоялась в различных условиях обстановки: при выводе ракетных полков в позиционные районы, во время манёвров противодиверсионных сил на маршрутах патрулирования по недопущению проникновения диверсионно-разведывательных групп противника, как в эти районы, так и в пункты постоянной дислокации частей, при выводе дивизионов и полков РВСН из-под ударов неприятеля и в ходе противодействия средствам его воздушного нападения, а также во время оповещения об угрозе их применения во взаимодействии с соединениями и частями ЦВО.

«ГЛАЗАСТЫЕ» «ЭЛЕРОНЫ»
При выполнении задач на КШУ применялись и новые методы работы беспилотной авиации. Также апробировались новые способы действий войск, в том числе и авиации, в частности сверхзвуковых истребителей-перехватчиков МиГ-31, по противодействию ударам противника высокоточным оружием по позиционным районам ракетных полков и коммуникациям жизнеобеспечения частей в местах их постоянной дислокации, а также полевым арсеналам и складам горючего и боеприпасов. Воздушную разведку на маршрутах боевого патрулирования осуществляли самолёты воздушного наблюдения и аэрофотосъёмки Ан-30, а для поиска и ликвидации ДРГ противника наряду с противодиверсионными подразделениями использовались транспортно-штурмовые вертолёты Ми-8АМТШ «Терминатор» и беспилотные летательные аппараты.
В одном из наших предыдущих репортажей мы рассказывали, как на второй день учения именно благодаря БПЛА «Элерон-3» была обнаружена ДРГ противника, которая скрытно продвигалась в пункт постоянной дислокации одного из ракетных полков. На перехват ей с задачей обнаружить и блокировать её вместе с противодиверсионным резервом полка отправилась одна из групп роты противодиверсионной борьбы и разведки во главе с командиром взвода старшим лейтенантом Данилом Артемьевым, и именно её бойцы уничтожили диверсантов. Об этом мне коротко рассказал командир батальона охраны и разведки (БОиР) подполковник Виктор Мантуров:
– Я получил информацию об этой ДРГ на основании данных беспилотника, и, несмотря на то, что диверсанты первыми открыли огонь по нашим бойцам, все они были уничтожены.
После я уточнил, что первым этот бой принял головной дозор во главе с сержантом Андреем Венжиным.
– Мы положили всех диверсантов, – также позже констатировал непосредственный участник этого боестолкновения заместитель командира взвода сержант Вячеслав Виноградов.


Ракетчикам приходилось выполнять задачи в условиях радиоэлектронного подавления


25-02-10-17К слову, во время КШУ у этого батальона охраны и разведки было много сложных задач, требующих не только профессиональных навыков, но и смелости и выдержки, физической закалки и психологической устойчивости. Дело в том, что перед началом учения личный состав батальона охраны и разведки предупредили, что роль некоторых ДРГ противника на КШУ будут выполнять группы спецназа, а эти ребята уж очень крутые, многие из них с боевым опытом, и переиграть их или взять кого-то живьём в качестве пленника очень сложно, если не невозможно. Однако подчинённые подполковника Мантурова тоже не лыком шиты: они не дрогнули перед вероятностью встречи с грозными оппонентами в густых лесах Сибири. С первого дня учения военнослужащие БОиР провели усиление охраны всех объектов дивизии, а также выполнили ряд мероприятий по охране важных объектов соединения, в том числе подвижного запасного командного пункта, командного пункта, занимались сопровождением и охраной должностных лиц из числа командования РВСН и командования дивизии. В дальнейшем бойцы батальона осуществляли разведку и совместную с подразделениями МВД, ФСБ, Нацгвардии противодиверсионную борьбу с ДРГ противника в районе действия соединения – в позиционном районе. При этом в воздухе постоянно находились квадрокоптеры и другие БЛА. Бойцы постоянно прочёсывали местность вблизи дислокации ракетных частей с целью обнаружения не только ДРГ, но и различных транспортных средств и лиц, вызывающих подозрение. А ещё в ходе ночного марша по сопровождению одной из колонн с материальными средствами личный состав этого БОиР отразил нападение на неё, при этом захватив образцы оружия диверсантов, их документы и топографические карты местности с нанесённой тактической обстановкой местоположения ракетных полков. Ну а что касается спецназовцев, играющих роли диверсантов, то мне по секрету сказали, что одного из них всё-таки удалось обнаружить, но он сумел скрыться – парень очень быстро убежал в молодой ельник и словно растворился там.

Впрочем, вернёмся к разговору о задачах беспилотной авиации на этих учениях. Один из офицеров, кому она подчинялась, отметил:
– Задача операторов БЛА, во-первых, заниматься поиском ДРГ противника. Во-вторых, контролировать маршруты выхода полков и дивизионов из пунктов их постоянной дислокации в позиционные районы. В-третьих, осуществлять проверку качества маскировки техники на позициях.
В ходе дальнейшей беседы этот офицер отметил, что все операторы БЛА не доморощенные, то есть прошедшие профессиональную подготовку в ракетных полках, а специально обученные этой специальности в специализированном учебном центре. При этом едва ли не все они – офицеры и прапорщики или, как исключение, наиболее подготовленные военнослужащие контрактной службы.
В условиях РЭБ и на заражённых участках
По сценарию КШУ, ракетчикам приходилось выполнять задачи в условиях радиоэлектронного подавления, а также после применения противником отравляющих веществ. Когда при нахождении в позиционных районах дивизионам поступали вводные об угрозе применения противником высокоточного оружия и воздушном нападении, стратеги меняли своё местоположение. Для скрытного выдвижения ракетных дивизионов и подразделений их обеспечения на новые позиции впервые в дивизии на КШУ применялись авторазливочные станции АРС-14 КМ, которые создавали аэрозольные облака. Эти плотные дымовые завесы, висящие по часу-полтора над местностью, а также ещё не опавшая берёзовая листва и хвойные массивы сибирских вековых сосен позволяли стратегам незаметно для противника перемещать ПГРК. АРС-14 КМ также применялись для дегазации, дезактивации и дезинфекции вооружений и военной техники после преодоления одним из дивизионов заражённого участка местности. А всего за время учения подразделения РХБЗ провели полную специальную обработку более 100 единиц различной техники, в числе которой были ракетные комплексы и машины обеспечения боевого дежурства. Параллельно прошла санитарная обработка военнослужащих, действовавших на заражённых участках, а также дегазация их личного оружия и обмундирования.

ПЕРВЫМ ДЕЛОМ – МАСКИРОВКА
На новых позициях бойцы сноровисто принимались маскировать технику, используя масксети, ещё не пожухлую растительность и сосновые и берёзовые ветви. На предстоящий маршрут движения «Ярсов» со сменой позиций первыми выходили боевые дозоры и боевые охранения подразделений разведки и охраны, а операторы БЛА поднимали в небо своих воздушных стражей. В последующем эти же подразделения располагались на определённом удалении по периметру занятых стратегами позиций, а также осуществляли патрулирование всей прилегающей к ним местности, включая лесные дороги и тропы и даже труднопроходимые участки, где, казалось бы, ДРГ противника не должно быть. В окопах и траншеях маскировались стрелки, пулемётчики, снайперы и гранатомётчики. Над позиционными районами периодически пролетали Ан-30, что по наблюдению и аэрофотосъёмке их экипажей позволяло впоследствии оценить уровень маскировки дивизионов.
С учётом всех предпринимаемых мер по патрулированию маршрутов передвижения ракетных дивизионов и их охране в позиционных районах сторонним людям не представлялось возможным даже приблизиться к месту расположения «Ярсов». Автомобили гражданских лиц, по какой-тот надобности заехавших по грунтовым дорогам в эти лесные массивы и проигнорировавших заранее выставленные ВАИ дорожные знаки, запрещающие движение, натыкались на шлагбаумы и наряды вооружённых патрулей. И даже если случайно забредшим в эти места грибникам удавалось миновать эти временные шлагбаумы, то вскоре они всё равно были удивлены, если не сказать напуганы, когда неожиданно, словно из-под земли, перед ними появлялись отлично экипированные солдаты в масках с автоматами из батальонов охраны и разведки ракетных полков или из групп спецназа, которые, кажется, тоже «пасли» грозные «Ярсы», не позволяя посторонним даже взглянуть на них.

НА ПОЗИЦИИ
Во время учения мне довелось побывать на позиции одного из лучших дивизионов ракетного полка, которым командует полковник Дмитрий Долинский. Командир дивизиона капитан Дмитрий Сивачёв выглядел немного уставшим.
– Учение для нас началось с получения сигнала боевой готовности. Мы выполнили все мероприятия по боевой готовности и вывели технику на маршруты боевого патрулирования, – рассказал он.
Капитан Сивачёв рассказал, что в первый день КШУ дивизион форсировал брод, так как на пути движения колонны одной из ДРГ противника был разрушен мост через реку Порос. Прибыв в позиционный район и заняв полевую позицию, личный состав замаскировал технику и принялся готовиться к пуску ракет. Параллельно отрабатывались нормативы по тактической и специальной подготовке, развёртывались и готовились к боевому применению ракетные комплексы.
– Сейчас личный состав отрабатывает норматив по тактической маскировке и развёртыванию ПУ на полевой позиции, – пояснил офицер.
А боевой тон в отработке нормативов задавали лучшие группы подготовки и пуска во главе со старшим лейтенантом Александром Соловцовым и майором Сергеем Гончаром.
По словам капитана Сивачёва, дивизион обладает хорошим сплавом молодости и зрелости, так как в нём служат и солдаты по призыву, и контрактники, кому уже далеко тридцать.

ТРУЖЕНИКИ-ТЫЛОВИКИ
Нелегко пришлось на КШУ личному составу подразделений материально-технического обеспечения. На полевых позициях они провели дозаправку горючим около 20 ПГРК. Топлива потребовалось немало, порядка 200 тонн, так как в связи с быстро меняющейся обстановкой, угрозой нанесения противником ударов авиацией и высокоточным оружием дивизионам и полкам приходилось сниматься со своих позиций и осуществлять продолжительные и сложные манёвры в лесах Западной Сибири. За время учения МТО было доставлено в позиционные районы более 350 тонн различных материальных средств и горючего.
Что касается медицинского и продовольственного обеспечения личного состава на КШУ, то, как всегда, оно у стратегов оказалось на высоте. Даже после изнурительных маршей по маршрутам патрулирования воинов кормили горячей пищей. Разве что спать солдатам приходилось мало. Ну так это же учение. Какой уж там сон, когда противник собирается атаковать с воздуха или беспилотник заметил продвижение к позициям ракетного дивизиона очередной ДРГ? Служба в этих войсках требует от военнослужащих не только большой физической выносливости, но и психологической устойчивости и концентрации на выполнение поставленных задач. Это здесь осознают все, в том числе и тыловики, от чьих профессиональных навыков зависит боеспособность ракетных дивизионов и полков. Об этом мне рассказывал на одной из позиций ракетчиков подуставший, но решительный заместитель командира ракетного полка по работе с личным составом подполковник Евгений Гордеев.


***


В завершение КШУ ракетные подразделения провели условные пуски ракет, и все они были успешными. А ещё в этом году дивизия провела реальный пуск межконтинентальной баллистической ракеты «Ярс» на полигон Кура. С оценкой «отлично».

Фото автора

Оставить комментарий

Поля, обозначенные звездочкой (*) обязательны для заполнения

Октябрь - 2017

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31

Сентябрь -2017

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30
«Красная звезда» © 1924-2017. Полное или частичное воспроизведение материалов сервера без ссылки и упоминания имени автора запрещено и является нарушением российского и международного законодательства.

Логин или Регистрация

Авторизация

Регистрация

Вы зарегистрированы!
или Отмена
Яндекс.Метрика