redstar.ru

A+ A A-
Асы сирийских дорог Фото автора.

На их счету – не одна тысяча километров, которые были пройдены в горах и пустыне

Теперь каждый из них может с гордостью сказать, что воинский долг они выполнили в Сирии. Эти военные водители давно уже вернулись из САР и вновь мастерски водят свои автомобили по дорогам России. О том, как они выполняли специальные задачи в Сирии, рассказывает наш корреспондент.

Я смотрю на их лица – водителей ефрейтора Андрея Погорелова и старшего сержанта Евгения Камфорина*, и что-то в них мне знакомо с детства. Это лица неустанных тружеников. Такие люди никогда не говорят громких слов. Стоит только посмотреть на их обветренные и загоревшие докрасна лица, увидеть их мозолистые ладони, и всё сразу становится понятно. И в жару, и в холод они могут часами ремонтировать или обслуживать автомобили, а затем совершать длительные изнурительные марши, чтобы доставить своевременно грузы в заданные районы. Бывает, что колонна идёт десятки километров по унылой и ровной пустынной местности. Как говорят в таких случаях, «глазу зацепиться не за что»: ни деревца, ни строения, только одна дорога, стрелой уходящая в бесконечность. От таких унылых пейзажей клонит в сон, особенно если накануне не довелось отдохнуть. Поэтому от водителей требуются и выдержка, и профессионализм, и умение стойко преодолевать большие физические нагрузки.
Старший сержант Евгений Камфорин и ефрейтор Андрей Погорелов – ветераны боевых действий на Северном Кавказе. Евгений удостоен двух государственных наград – медалей «За отвагу» и Суворова. Довелось в жизни повидать и одному и другому немало. О многом рассказали они мне во время нашей беседы.
– Война – это очень страшно, – говорит Евгений. – Нет, я не о том, что ты можешь оказаться под обстрелом, а машина – подорваться на мине. Всякое случается… Мы, военные профессионалы, должны быть готовы ко всему. Но страшно, когда страдают мирные люди, особенно дети. Я сам отец. У меня двое детей. Я смотрел, как наши в Алеппо кормили сирийских детишек, какими они были тогда голодными, раздетыми, замёрзшими, и на сердце такое… Вырастут они когда-нибудь, а вспомнят ли, что их кормили, обогревали, одевали русские солдаты?
– В Сирии я посмотрел на многие вещи по-другому, – продолжает разговор Андрей. – К войне не привыкнешь. Хоть и довелось мне быть участником контртеррористической операции на Северном Кавказе, всё равно всегда больно смотреть на разрушения, запустение… Когда-то люди здесь жили в достатке, а теперь в некоторых населённых пунктах, через которые приходится проезжать в колонне, видишь безрадостную картину. Но замечаешь и другое. Где-то начинают строить, что-то налаживается вокруг. Значит, война постепенно уходит с этой многострадальной земли.
Подразделение, в котором служат мои собеседники, выполняет задачи по доставке грузов различного назначения – боеприпасов для наземных подразделений сирийской армии, военно-технического имущества для авиационной базы, осуществляет подвоз и заправку техники горючим, обеспечение смазочными материалами, участвует в продовольственном и вещевом обеспечении. Одним словом, водители привезут всё, в чём может возникнуть потребность каждой службы и каждого подразделения.
Конечно же в Сирии техника работает, как и люди, управляющие ею, с двойной, а то и с тройной нагрузкой. Автомобили порой выходят из строя, а люди – нет. Они-то и занимаются восстановлением неисправной техники, которая требует текущего и среднего ремонта. И все автомобили в подразделении сейчас на ходу. В этом заслуга таких водителей, как Евгений Камфорин и Андрей Погорелов. Их автомобили всегда в исправном состоянии. «Урал-4320» Погорелова и КамАЗ 53501 Камфорина.


Понятие «асы» помимо авиации применимо и к военнослужащим других родов войск


– Как у вас в подразделении организована служба? – спрашиваю у заместителя командира.

– Допустим, колонна идёт в Алеппо, – рассказывает офицер. – Тут за сутки туда и обратно не обернёшься – 420 километров в одну сторону. В Пальмиру – другое дело. Здесь 300 километров. Часов пять туда, два-три часа на разгрузку – и домой. А в Алеппо – двое суток, не меньше. Как всё происходит? Допустим, колонна идёт в Пальмиру. Часа в два ночи водители поднимаются, получают оружие, боеприпасы, бронежилеты. Дежурная машина развозит к местам стоянок их автомобилей. Ведь один везёт вещевое имущество, значит, машина у него поставлена под погрузку у вещевого склада, другой – продовольствие, его автомобиль соответственно стоит у продсклада. Дело в том, что начальники служб ещё с вечера подали заявки на перевозку грузов, на основании которых командир авиационной базы издал боевое распоряжение. Поэтому пока водители отдыхали, в их автомобили уже было загружено всё необходимое.
– Разделение труда…
– Да, водители, вернувшись к своим машинам, запускают двигатели и выезжают к КПП, у которого формируется колонна. Начальник колонны инструктирует всех отправляющихся на выезд и отдаёт боевой приказ на совершение марша. В нём ведь участвуют не только водители и старшие машин, но и авианаводчик, связист, санинструктор или фельдшер, экипаж бронетранспортёра. Как всегда, колонну сопровождает машина мухабарата (военной разведки. – Ред.). Это даёт возможность быстро, без особых задержек проходить сирийские блокпосты. А бывает и так, что водители спят прямо в своих кабинах. Допустим, вернулись с выезда, а тут ожидается следующая поездка. Всякое случается. Мы ведь не в местах постоянной дислокации, а на войне…
– Как часто приходилось выезжать, например, в Алеппо или Пальмиру?
– Я накатал по дорогам Сирии уже 19 тысяч километров, – отвечает Андрей Погорелов. – Так что довелось поездить. И не раз.
– Не всегда, конечно, у нас такие экстремальные условия. Иногда имеем возможность и отоспаться. Так что жаловаться грех, – дополняет товарища Евгений Камфорин.
Я спрашиваю Евгения о его возрасте.
– Сорок один, – отвечает он.
А потом уточняет:
– Через две недели будет сорок два.
Немногим младше его и ефрейтор Погорелов.
И жизненный, и профессиональный опыт у каждого из них огромный…

 

* * *


Это настоящие мужчины, которые не только умели без устали крутить баранку – рулевое колесо – на опасных дорогах Сирии, но и не сидели без дела. Разгружался их автомобиль – помогали, случалась поломка в машине товарища – устраняли её сообща. А в случае необходимости сумели бы дать отпор боевикам с оружием в руках, защитить себя, товарищей, технику и перевозимый ими груз. Одним словом, асы. Мы привыкли, что асами называют опытных и самых результативных пилотов. Но помимо авиации это слово применимо и к другим родам
войск. Высококлассных специалистов, мастеров боевых специальностей по праву тоже можно назвать асами. В данном случае – асами сирийских дорог.


* фамилии и имена изменены

Другие материалы в этой категории: « Пикап войны

Оставить комментарий

Поля, обозначенные звездочкой (*) обязательны для заполнения

«Красная звезда» © 1924-2017. Полное или частичное воспроизведение материалов сервера без ссылки и упоминания имени автора запрещено и является нарушением российского и международного законодательства.

Логин или Регистрация

Авторизация

Регистрация

Вы зарегистрированы!
или Отмена
Яндекс.Метрика