redstar.ru

A+ A A-

«Спасибо, ласточка, что ты вернулась»

Оцените материал
(1 Голосовать)
«Спасибо, ласточка, что ты вернулась» Фото автора.

 Успех боевого вылета зависит и от инженерно-авиационной службы

С майором Николаем Шепетьковым* я не раз встречался зимой в Хмеймиме. Так получилось, что тогда рассказать на страницах газеты о нём и его подчинённых не удалось. Теперь мы все уже вернулись в Россию. Но каждый из нас по-прежнему душой и сердцем там, где довелось выполнять специальные задачи. Майор Шепетьков и его подчинённые оставили в Хмеймиме о себе добрую память.

...Истребитель Су-30СМ командира приземлился в назначенное время. Тут же специалисты инженерно-авиационной службы поднялись по стремянкам к кабине пилотов и принялись за свою обычную работу.
– Благодарю за отличную подготовку к боевому вылету, – командир пожал руку майору Шепетькову.
 Значит, всё прошло нормально. Боевая задача выполнена, системы самолёта работали нормально, цели поражены. Пока я беседовал с командиром, майор Шепетьков подошёл к носовой части истребителя и несколько раз коснулся снизу ладонью конуса. Словно ласково погладил его. Этот жест заместителя командира эскадрильи по инженерно-авиационной службе не остался мною не замеченным.
– Николай Сергеевич, вы, как и пилоты, тоже «разговариваете» со своими самолётами языком жестов?
– И не только жестов, – улыбнулся в ответ майор, – но и на обычном человеческом языке.
– И что же вы ему говорили?
– «Спасибо, что ты вернулась».
– Так самолёт же мужского рода!..
– Само собой. Но мы-то называем его «ласточкой». Вот и получается: «Спасибо, ласточка, что ты вернулась».
– А когда ваша «ласточка» взлетает, какими словами её напутствуете?
– Когда самолёт уже выруливает, я всегда обязательно коснусь рукой плоскости крыла... Техника – как живой организм, если её всегда поддерживать в том состоянии, когда ты уверен в ней на сто процентов, то ей можно доверять как своему лучшему другу. И она «чувствует» такое отношение к себе. Она не подведёт.
– Говорят, что нештатные ситуации бывают по двум причинам – плохо подготовлен к вылету самолёт или пилот совершил ошибку.
– Нет, я не согласен с этим. Бывают и ещё причины, которые вызваны другими факторами, например усталостью металла, внешним воздействием или чем-то иным... Я уж не говорю о том, когда пилот работает в зоне боевых действий. Тут может случиться всё что угодно. Но это особая статья. «Разговаривая» со своей «ласточкой», я знаю, что мы отлично подготовили её к боевому вылету, а теперь «слово» за ней – не подведи нас, мы же о тебе так заботимся, мы в тебе так уверены...
Читая эти строки, кто-то скептически усмехнётся, дескать, взрослые люди, а разговоры у них... Однако в том-то и дело, что и у взрослых людей есть свои привычки. И если эти привычки свойственны не одному человеку, а многим, то они уже перерастают в традиции. А в военной авиации если не всё, то многое держится на традициях.


Техника – как живой организм, если заботиться о самолёте, то ему можно доверять как своему лучшему другу 


Мы часто рассказываем о пилотах и куда реже о тех, кто на земле в любое время дня и ночи, в любую погоду готовит их самолёты к боевым вылетам.
– Вот о майоре Шепетькове и его подчинённых надо было бы давно уже написать, – сказал мне при встрече командир. – Это специалисты самого высокого класса. И боевой коллектив у них прекрасный. Да-да, боевой, повторю это слово ещё раз. Если мы говорим о том, что лётчики совершают боевые вылеты, значит, и все специалисты, которые готовят на земле самолёты к выполнению специальных заданий, тоже занимаются боевой работой.
Классная квалификация у заместителя командира авиационной эскадрильи по инженерно-авиационной службе майора Николая Шепетькова – «мастер». В Вооружённых Силах он служит уже более двадцати лет. Окончил Ставропольское высшее военное авиационное инженерное училище по специальности «Самолёты и двигатели». Таким офицерам, как он, опыта не занимать. Но в Сирии особые условия. И здесь учатся все, в том числе и опытные специалисты.
Об этом я и спросил майора Шепетькова.
– Если говорить о климатических условиях, то они не самые благоприятные. Сейчас, например, большой перепад температур. До 20–25 градусов за сутки. В результате идёт очень большое образование конденсата во влагоотстойниках и блоках радиоэлектронного оборудования воздушного судна. Приходится кондиционером, установленным на спецавтомобиле, сушить отсеки блоков бортового радиоэлектронного оборудования.
Ещё одна климатическая особенность – палящее солнце и ветер с песком. Во избежание попадания пыли в авиа­ционные двигатели, систему кондиционирования воздуха и приёмники воздушного давления мы сразу же устанавливаем на самолёт все заглушки и чехлы, лишь только заканчивается его рулёжка после возвращения на аэродром...
Смена дежурных сил в составе инженера авиационного комплекса – техника самолёта, механика – старшего техника по самолётам и двигателям, специалистов по авиа­ционному, радиоэлектронному оборудованию, по авиационному вооружению во главе с майором Шепетьковым или начальником ТЭЧ звена заступает на службу через сутки. Время готовности к боевому вылету – считаные минуты.
Когда с командного пункта дают готовность «Воздух!», лётчики быстро занимают свои места в кабине истребителя, а специалисты инженерно-авиационной службы снимают заглушки, чехлы, чеки с авиационных пусковых устройств, помогают пристегнуться экипажу – лётчику и штурману, осуществляют наземный контроль при запуске авиационных двигателей, проверку самолётных систем и отклонения механизации воздушного судна. При подготовке к боевому вылету мелочей нет. Например, обязательно надо проверить, чтобы не было подтекания топлива, масла и других рабочих жидкостей...
При выполнении специальных задач могут возникать самые различные непредвиденные ситуации, и находить верное решение надо очень быстро. Так, был случай, когда специалисты ИАС уже подвесили авиационные бомбы на все четыре подвески, а тут экипажу Су-30СМ была поставлена другая боевая задача. Чтобы выполнить её, необходимо было заменить вооружение на другой тип авиабомб. Но самолёт, подготовленный к боевому вылету, говоря простым языком, уже немного «просел» под тяжестью бомб. Представьте себе, если подвесили четыре «пятисотки», то его вес увеличился на две тонны. Взрыватели уже закручены, взведены. Теперь надо возвращать авиабомбы в безопасное состояние, снимать их с замков подвески, подвешивать новые и приводить в боевой состояние. А бомбы надо ещё «растарить» – освободить от упаковки, подвезти на тележках. Одним словом, задача была нелёгкой.
Но успех приходит к тем, кто умеет работать одной командой. Именно так и заведено у подчинённых майора Шепетькова. Не важно, какая у тебя специальность. Выполнил свои обязанности – помогай другим, а если необходимо, то сначала надо совместно сделать всю трудоёмкую и тяжёлую работу.
…Крайний раз в Хмеймиме я встретился с майором Шепетьковым уже в конце зимы. Мы сидели под навесом, прячась от мелкого дождика, и разговаривали о том, что на днях он уже улетит в Россию, а мне ещё доведётся здесь задержаться. Но наша дружба теперь останется навсегда.  

 

________________________________

* Фамилия и имя офицера изменены

Другие материалы в этой категории: Любовь и служба ефрейтора Самсонова »

Оставить комментарий

Поля, обозначенные звездочкой (*) обязательны для заполнения

«Красная звезда» © 1924-2017. Полное или частичное воспроизведение материалов сервера без ссылки и упоминания имени автора запрещено и является нарушением российского и международного законодательства.

Логин или Регистрация

Авторизация

Регистрация

Вы зарегистрированы!
или Отмена
Яндекс.Метрика