redstar.ru

A+ A A-

Александр ЛЕБЗЯК: «Не хочу сидеть в углу ринга и краснеть»

Оцените материал
(3 голосов)

Олимпийский чемпион 2000 года рассказывает об Олимпиаде-2016 и назревающих переменах в отечественном боксе

Подполковник запаса Александр ЛЕБЗЯК в излишнем представлении не нуждается. 16 лет назад, на Олимпиаде в австралийском Сиднее, он выиграл главную награду своей боксёрской карьеры – «золото» в весовой категории до 81 кг. Прошедшим летом Александр Борисович, уже будучи главным тренером сборной России, отправился на Игры в Рио-де-Жанейро. Команда выступила так, как и предполагал Лебзяк (1 «золото», 1 «серебро» и 2 «бронзы»), однако после возвращения из Бразилии исполком Федерации бокса России (ФБР) отправил его в отставку.

Наш разговор с прославленным спортсменом и тренером проходил за три недели до отчётно-выборной конференции ФБР, на которой должен определиться новый руководитель организации. Один из кандидатов на этот пост – Эдуард Хусаинов – уже возглавлял ФБР в 2000–2007 годах и заявил, что в случае его избрания президентом Александр Лебзяк вернётся в сборную в прежнем качестве – главного тренера. Именно поэтому наш разговор с олимпийским чемпионом начался с воспоминаний о подготовке к поездке в Рио-де-Жанейро.
– Александр Борисович, расскажите, как формировался состав олимпийской сборной? Что происходило в последние месяцы, предшествовавшие Олимпиаде?   
– Как только заканчивается одна Олимпиада, начинается следующий цикл. Мы прошли большое количество турниров, не только чемпионаты Европы и мира, Европейские игры в Баку. Олимпийский отбор был весьма сложным, многоступенчатым. Формат одних квалификационных турниров полностью соответствовал правилам Международной ассоциации любительского бокса (АИБА), а других – напоминал профессиональный бокс с увеличенным количеством раундов. Сделано это было по причине разрешения профессионалам выступать в Рио-де-Жанейро. Решение об этом приняли за два месяца до Игр. Российская сборная прошла сито отборочных соревнований успешно. Из 10 категорий мы не были представлены только в одной – свыше 91 килограмма.   
– Были ли у вас сомнения в определении тех, кого брать на Олимпиаду?
– Это вполне нормальное явление, особенно если учитывать тот факт, что в нескольких весах мы могли бы спокойно выставить двух боксёров. С таким приходится сталкиваться довольно часто: это тренерская ноша. В какой-то степени приходится доверять интуиции. Знать наперёд, угадал ли ты с составом, невозможно, но после всех сборов, после трёх лет в шкуре главного тренера я был уверен в своём выборе.
– Как шла финальная фаза подготовки к Олимпиаде?  
– У нас было три сбора. Высокогорный – в Армении, в Цахкадзоре, затем среднегорный – в Кисловодске и заключительный – в Сочи. Изначально у нас была задумка отправиться в Латинскую Америку – и адаптироваться к часовому поясу, и привыкнуть к климатическим особенностям. Рассматривалась Куба. Прорабатывались варианты с кубинскими спарринг-партнёрами, но мы всё-таки отказались от этой затеи. И организационно это было рискованно, да и траты предполагались значительные. 


«Все понимали, кто и как попал в Бразилию. Кто – по-честному, после всех отборов, а кого втянули на Олимпиаду за уши»


Lebzyak1– Мы подходим к самому интересному. За некоторое время до вылета в Рио-де-Жанейро у вас начались проблемы с федерацией...  
– В конфликт был вовлечён не только Лебзяк. Больше всего меня беспокоит судьба армейских боксёров. Если в структуре отечественного бокса в ближайшее время ничего не изменится, то национальная сборная попросту лишится  такой боксёрской кузницы, как ЦСКА. Армейцы – костяк сборной России, но из-за некомпетентности и непрофессионализма представителей ФБР, создающих свои собственные правила отбора в главный коллектив страны, на чемпионатах мира и Европы, на Олимпиадах будут выступать не сильнейшие боксёры, а те, кого включат в состав без соблюдения спортивных принципов. По блату, так сказать.
– Именно это и произошло накануне Олимпиады-2016?
– Да. Почти половина из олимпийской команды – четверо – это не те, кто должен был ехать и на кого я рассчитывал.
– Как же это было осуществлено?
– Это решил исполком федерации. Его члены считали, что разбираются в боксе лучше всех. Хотя, мягко говоря, к нему не имеют никакого отношения. Меня просто поставили перед фактом. Что вышло дальше, всем известно. Все они проиграли и не добрались до пьедестала.
– Ваша фраза о «пассажирах» и «туристах», сказанная уже во время олимпийского турнира, была попыткой и привлечь внимание к проблеме, и «завести» подопечных?
– Безусловно. Да, возможно, это было сказано грубо, но у меня не было других средств поступить иначе в тот момент. Ни один человек из управления ФБР не прилетел в Рио-де-Жанейро. Во всех сборных были свои руководители, а мы чувствовали себя сиротами, до которых никому нет дела. Олимпиада – это особый турнир. В жизни боксёра может быть всего одна Олимпиада, поэтому, глядя на то, что некоторые спортсмены наплевательски относятся к выданному им авансу в виде участия в соревнованиях такого уровня, я не выдержал. До кого-то мои слова дошли, до кого-то нет, но я не жалею о сказанном.
– Какая атмосфера была внутри коллектива?   
– Откровенно говоря, там уже назревал раскол. Все же понимали, кто и как попал в Бразилию. Кто – по-честному, после всех отборов, а кого втянули на Олимпиаду за уши. Особенно неприятно было наблюдать за тем, как боксёры, включённые в состав исполкомом, не ходили болеть за коллег по сборной. Удивительно, тренировочные ринги находятся в двух минутах от соревновательных, даже если у тебя завтра бой, то прийти поддержать товарища – всё равно не проблема. Но сплочённости не было. Её разрушили.
Autograph– «Золото» Евгения Тищенко, «серебро» Михаила Алояна, две «бронзы» – Виталия Дунайцева и Владимира Никитина – в точности, как вы и планировали перед Олимпиадой, так и вышло, однако после Игр исполком ФБР отправил вас в отставку...     
– Я слишком много наговорил, и мне этого уже не простили (улыбается).
– Каковы ваши текущие планы?
– Всё просто. 17 ноября нас ждёт отчётно-выборная конференция ФБР. Я поддерживаю Эдуарда Ришатовича Хусаинова. Он уже возглавлял федерацию в 2000–2007 годах. В выборах, помимо него, будут участвовать руководитель высшего наблюдательного совета федерации Евгений Муров, глава Московской областной федерации бокса Сергей Данилов и ещё один её представитель Леонид Котляр. Нынешний президент Борис Иванюженков заявки не подал. В случае избрания Эдуарда Ришатовича новым президентом ФБР я вернусь в сборную в прежнем качестве и буду готовить коллектив. Две Олимпиады (в Пекине и Рио) я отработал, и на третью в Токио сил хватит.
– Что даст избрание Хусаинова российскому боксу?  
– Он профессионал. Знает и понимает бокс не понаслышке. При нём мы по-настоящему заживём боксом, а не интригами, как сегодня, когда боксёры между собой уже всерьёз обсуждают, сколько будет стоить для них билет в сборную. Ехать представлять Россию должен сильнейший, я же, как тренер, не хочу сидеть в углу ринга и краснеть. Плюс Эдуард Ришатович намерен работать в одной команде с ЦСКА, прекрасно понимая, что потенциал у армейских боксёров огромен. Уверен, что в конце ноября на чемпионате России в Оренбурге армейцы вновь будут вне конкуренции.
– В каком статусе вы находитесь в структуре ЦСКА?
– Сейчас я на полставки работаю в спортивной школе по боксу и кикбоксингу. Если на отчётно-выборной конференции ФБР побеждает не Эдуард Хусаинов, то полностью сосредотачиваюсь на работе в ЦСКА. Пользуясь случаем, я хочу поблагодарить министра обороны генерала армии Сергея Кужугетовича Шойгу за то внимание, которое он уделяет армейскому спорту. У ЦСКА в недалёком прошлом были тяжёлые времена, но сейчас усилиями нового руководства в лице полковника Михаила Барышева клуб преобразился. Раньше многие боксёры в поисках лучшей жизни уходили в другие общества, в наши дни, к счастью, этот пагубный для армейского спорта процесс остановлен. Признаюсь, что когда-то и мне предлагали перейти, но я не мог предать свой родной клуб.
– Александр Борисович, на днях в Новогорске открылась академия бокса, названная в вашу честь. Расскажите о ней.   
– Этот проект не осуществился бы без поддержки и непосредственного участия Алишера Усманова и его супруги Ирины Винер-Усмановой, которым я хочу выразить свою благодарность. Академия бокса Александра Лебзяка войдёт в состав кластера «Олимпийская деревня Новогорска», где ещё располагаются современные детский сад и школа с углублённым изучением иностранных языков, академия художественной гимнастики, школа фехтования, залы игровых видов спорта, шахматная академия, центр вокального мастерства и драматического искусства под руководством Алексея Кортнева и многое другое. Непосредственно боксёрская академия занимает три этажа, где размещены два ринга, трибуны для зрителей, залы для кикбоксинга, силовых тренировок и фитнеса, а также небольшая гостиница для иногородних.
– Ждёте, что в вашей академии появятся новые олимпийские чемпионы?
– Обязательно!

 

Фото пресс-центра ЦСКА.



Другие материалы в этой категории: От слова «боль»... »

Оставить комментарий

Поля, обозначенные звездочкой (*) обязательны для заполнения

«Красная звезда» © 1924-2017. Полное или частичное воспроизведение материалов сервера без ссылки и упоминания имени автора запрещено и является нарушением российского и международного законодательства.

Логин или Регистрация

Авторизация

Регистрация

Вы зарегистрированы!
или Отмена
Яндекс.Метрика