redstar.ru

A+ A A-

На связи – Белый дом

Оцените материал
(0 голосов)

«Горячей линии» связи между Москвой и Вашингтоном, исправно служившей в чрезвычайных ситуациях в период «холодной войны», исполняется 50 лет. Несмотря на то что в последние годы президенты России и США её не используют и в случае необходимости общаются по прямому телефону,  специалисты министерств обороны обеих стран поддерживают  старую «горячую линию» в исправном состоянии, обмениваясь каждый час тестовыми посланиями.

Об истории этого уникального канала связи между двумя странами рассказал на страницах журнала «Вашингтон пост» бывший начальник ситуационной комнаты Белого дома, где раньше был установлен один из терминалов «горячей линии», Майкл Бон. Ему довелось в течение многих лет работать с несколькими американскими президентами, и по его свидетельству Линдон Джонсон, Ричард Никсон, Джимми Картер и Рональд Рейган десятки раз в периоды острых международных кризисов обменивались посланиями по «горячей линии» с советскими руководителями - Леонидом Брежневым, Алексеем Косыгиным и Михаилом Горбачёвым.
По словам ветерана американской госслужбы, инициатива создания канала связи, по сути, принадлежит главному редактору американского журнала «Пэрейд» Джессу Горкину. Тот ещё 20 марта 1960 года опубликовал открытое письмо президенту США Дуайту Эйзенхауэру и советскому лидеру Никите Хрущёву с призывом установить прямой канал связи между Кремлём и Белым домом на случай чрезвычайных происшествий. Чуть позже, в период Карибского кризиса, эта идея заинтересовала главу Белого дома Джона Кеннеди, и после переговоров с Москвой 20 июня 1963 года стороны подписали соглашение.
Вскоре, а именно 30 августа того же года, по «горячей линии» с помощью телетайпного аппарата было отправлено первое пробное сообщение. Американцы передали операторам в Москву смешную фразу, в которой присутствуют все буквы английского алфавита: «Быстрая бурая лиса перепрыгнула через спину ленивой собаки» (The quick brown fox jumped over the lazy dog’s back) - и цифры от 0 до 9. Телетайпная связь между Вашингтоном и Москвой осуществлялась по кабелю, проложенному по дну Атлантики и проходившему через Лондон, Копенгаген, Стокгольм и Хельсинки. Запасным каналом служил радиотелеграф, использовавший ретрансляционную станцию в марокканском Танжере.
Однако первый обмен реальными посланиями по «горячей линии» произошёл лишь 5 июня 1967 года, когда Израиль начал военные действия против арабских стран. В тот день министр обороны США Роберт Макнамара поднял Джонсона с постели в 7 часов утра известием о том, что по «горячей линии» поступило послание от советского главы Косыгина, просившего оказать на Израиль давление, чтобы остановить войну на Ближнем Востоке.
Не поверив своим ушам, Джонсон бросился с белодомовскими советниками составлять ответ. Как вспоминал позже его помощник по национальной безопасности Уолт Ростоу, пришлось даже запросить советскую сторону, как правильно обращаться к адресату. Из Москвы ответили: «Товарищ Косыгин». По словам Ростоу, он был рад, что обмен посланиями по «горячей линии» осуществляется с помощью телетайпа, а не телефона. «А то мы могли бы наговорить лишнего», - признавался помощник президента.
В течение шести дней арабо-израильской войны 1967 года Вашингтон и Москва в общей сложности обменялись 19 посланиями. После этого «горячая линия» стала использоваться не только в кризисных ситуациях. Например, Джонсон распорядился передавать по ней в СССР информацию о полётах американских космических кораблей по программе «Аполлон».
Никсон отправил своё первое письмо Брежневу по «горячей линии» в 1971 году во время военного конфликта между Индией и Пакистаном. На этот раз уже Вашингтон просил Москву убедить Нью-Дели в необходимости проявить сдержанность. В том же году «горячая линия» была усовершенствована - у неё появились каналы спутниковой связи через американскую систему «Интелсат» и российский аппарат «Молния-2».
Никсон использовал её более двух десятков раз, а вот Картер лишь трижды. Зато, по его  признанию, он отправил по «горячей линии» в Москву своё «самое жёсткое послание за всё время пребывания на посту президента». Произошло это вскоре после ввода советских войск в Афганистан в конце 1979 года. Любопытно, что пригрозив Советскому Союзу «серьёзными последствиями», он тем не менее закончил своё письмо Брежневу словами: «С наилучшими пожеланиями, Джимми Картер».
В 1985 году «горячая линии» была вновь модернизирована - к ней добавился канал факсимильной связи. По нему-то в 1985 году президент Рейган и получил 15 страниц рукописного послания Михаила Горбачёва, который прошёлся «по всему кругу вопросов российско-американских отношений». Бывший начальник ситуационной комнаты Белого дома вспоминает, что почерк советского руководителя доставил тогда американским переводчикам немало хлопот.
А три года спустя Москва и Вашингтон договорились создать центры по уменьшению ядерной опасности, с помощью которых был открыт ещё один канал прямой связи. В США такой центр расположен в госдепартаменте, и американские дипломаты прозвали установленную там линию «тёплой» - то ли в отличие от её «горячего» прототипа, то ли потому, что «холодная война» подходила к концу. В сентябре 2001 года по ней была передана информация в Россию о террористическом нападении на Нью-Йорк и Вашингтон.
Рейган и Горбачёв были последними руководителями двух стран, которые обменивались посланиями по «горячей линии». В 1991 году Кремль и Белый дом установили прямую телефонную связь, которую начали использовать президенты Джордж Буш-старший и Борис Ельцин. Сейчас Барак Обама и Владимир Путин в случае срочной необходимости также общаются по телефону.
Появившуюся полвека назад «горячую линию» теперь можно сравнить с артефактом периода «холодной войны», но она по-прежнему находится в полной исправности. Операторы связи в национальном военном командном центре США, расположенном в подвальном помещении Пентагона, регулярно обмениваются тестовыми сообщениями с российскими коллегами. В чётные часы их посылает одна сторона, в нечётные - другая. Американцы - на английском, коллеги из Москвы - на русском.
В Пентагоне эту систему окрестили «Молинк» - по первым буквам названия российской столицы и английскому слову link («связь»). В комнате, где она установлена, круглосуточно дежурят технический оператор и переводчик. Всего в обслуживающее её подразделение входят шестеро связистов и столько же переводчиков.
Сейчас такая связь конечно же осуществляется через спутники и посредством оптико-волоконной связи, а обмен посланиями происходит при помощи современных компьютерных технологий, в том числе электронной почты и специальных чатов. Однако и в этой комнате на столе стоит большой красный телефон старой модели. Правда, он ни к чему не подключён. Как рассказал начальник этого подразделения подполковник Чарльз Кокс, когда сюда приходят гости и спрашивают: «А где же телефон «горячей линии?» - им с радостью дают подержать этот аппарат.

 

Другие материалы в этой категории: « Пять лет спустя Г.А. СУЧКОВ »

Оставить комментарий

Поля, обозначенные звездочкой (*) обязательны для заполнения

«Красная звезда» © 1924-2017. Полное или частичное воспроизведение материалов сервера без ссылки и упоминания имени автора запрещено и является нарушением российского и международного законодательства.

Логин или Регистрация

Авторизация

Регистрация

Вы зарегистрированы!
или Отмена
Яндекс.Метрика