redstar.ru

A+ A A-

«Мы не намерены ввязываться...»

Оцените материал
(2 голосов)

Секретарь Совета Безопасности РФ Николай ПАТРУШЕВ: «Мы не намерены ввязываться в бессмысленную  конфронтацию»

На прошлой неделе секретарь Совета Безопасности РФ Николай Патрушев ответил на вопросы журналистов. В развёрнутой форме глава российского ­Совбеза дал оценку международной обстановки и расставил акценты региональной безопасности. Отвечая на вопросы, которые затрагивают интересы не только России, но и других крупнейших мировых держав, он объяснил причины распространения очагов нестабильности вблизи российских границ и прокомментировал основные угрозы национальной безопасности, а также обрисовал возможные варианты выхода из сложившихся кризисов. После того как в иностранных изданиях интервью вышло со значительными сокращениями, «Красная звезда» публикует полный текст ответов Николая Патрушева.

 


04-01-02-15– Николай Платонович, каковы, на ваш взгляд, главные угрозы национальной безопасности России?
– 31 декабря 2015 года Президент Российской Федерации утвердил новую редакцию Стратегии национальной безопасности Российской Федерации, согласно которой Россия выступает за развитие системы международных отношений на принципах взаимовыгодного сотрудничества, равноправия и взаимного уважения, невмешательства в дела других государств, политического разрешения возникающих разногласий, конфликтов и кризисных ситуаций. В качестве центрального элемента такой системы Россия видит Организацию Объединённых Наций и её Совет Безопасности.
В документе нашли своё отражение, в частности, такие угрозы безопасности нашей страны, как наращивание силового потенциала НАТО и наделение организации глобальными функциями, реализуемыми в нарушение норм международного права, активизация военной деятельности стран блока, дальнейшее расширение альянса, приближение военной инфраструктуры стран – членов НАТО к границам России.
Серьёзный дестабилизирующий потенциал несёт и продолжающееся создание ПРО США в Европе. Показательно нежелание альянса скорректировать противоракетную программу с учётом договорённостей по иранской ядерной программе.
Всё большую озабоченность вызывает использование военной силы в международных отношениях, сопровождаемое ростом числа «горячих точек» на планете. Причиной тому – недальновидные, безответственные действия некоторых стран, которые ведут к расшатыванию существующей международно-правовой системы и её фрагментации. Избирательное применение международного права, его «подгонка» под сиюминутные политические интересы становятся причиной возникновения долгосрочных очагов нестабильности и конфликтов.
Такие примеры хорошо известны. Это признание независимости Косово, использование силы для смены «неудобных» для кого-то лидеров в Югославии, Ираке и Ливии, попытки повторить аналогичный сценарий в Сирии, организация государственного переворота на Украине.
Следствием политики двойных стандартов, пренебрежения нормами международного права становится активное распространение терроризма, экстремизма, межрелигиозной и межэтнической вражды. Возрастает опасность попадания в руки террористов не только большого количества обычных вооружений, но и оружия массового поражения.
Существенным вызовом мы считаем использование информационных и коммуникационных технологий государствами для достижения своих геополитических целей, а также террористическими организациями и транснациональными преступными группировками.
– Как вы расцениваете усиление присутствия сил НАТО в странах Центральной и Восточной Европы?
– В годы существования СССР и Варшавского Договора НАТО насчитывала 12 стран-членов. Нас убеждали, что Североатлантический альянс расширяться не будет, но в итоге сегодня НАТО объединяет уже 28 государств.
Когда НАТО принимала в свой альянс страны Восточной Европы, нам говорили о том, что на территории этих государств не будут размещаться военные базы и наступательное вооружение. На практике всё происходит с точностью до наоборот. Мы видим демонстративное повышение военной активности НАТО, замену тактического ядерного оружия США в Европе новыми образцами, слышим враждебные заявления натовских генералов в отношении нашей страны.


Следствием политики двойных стандартов, пренебрежения нормами международного права становится активное распространение терроризма, экстремизма, межрелигиозной и межэтнической вражды


Всё это происходит вразрез с обязательствами блока в соответствии с Основополагающим актом о взаимных отношениях, сотрудничестве и безопасности между Российской Федерацией и Организацией североатлантического договора 1997 года, который остаётся официальной основой отношений России и НАТО.
О каком доверии может идти речь? Вы сами видите, что НАТО обещает, но никаких обещаний в отношении нашей страны не выполняет, не считается с нашими национальными интересами. Сворачивание же сотрудничества между Россией и НАТО по инициативе Брюсселя создаёт ещё больший потенциал недоверия и роста напряжённости.
При этом хотел бы подчеркнуть, что мы не намерены втягиваться в упорно навязываемую нам бессмысленную конфронтацию. Российская Федерация по-прежнему готова к развитию отношений с НАТО, но только при условии учёта законных интересов России и уважения альянсом норм международного права.
06-01-02-15– Сегодня международное сообщество обеспокоено обстановкой в Сирии. Каковы, по вашему мнению, перспективы политического урегулирования в этой стране?
– Мы заинтересованы в сохранении территориальной целостности и независимости Сирии. Очень жаль, что она сегодня из благополучной и стабильной страны превратилась в «горячую точку». Именно поэтому Россия стала инициатором действенного подавления терроризма на сирийской территории, а также создания информационного центра в Багдаде для координации усилий стран, непосредственно участвующих в боевых действиях против террористических группировок. Аналогичный механизм координации создаётся в Иордании.
Что касается перспектив политического урегулирования, то здесь, безусловно, необходимо принимать во внимание целый ряд факторов, включая обострение шиито-суннитского противостояния. Нельзя допустить разжигания межконфессиональной и межнациональной розни в регионе в интересах решения собственных геополитических задач отдельными странами, такими как Турция.
Необходимо активно вовлекать в процесс политического урегулирования в Сирии конструктивно настроенные оппозиционные силы, готовые сражаться с ИГИЛ, «Джабхат-ан-Нусрой» и другими террористическими организациями. Утвердив на международном уровне перечень террористических группировок, следовало бы чётко определить места дислокации нерадикальных вооружённых формирований, готовых противостоять террористам чтобы исключить, в частности, возможность нанесения по ним авиаударов.
Важно добиваться скорейшей реализации достигнутых в Вене и Нью-Йорке договорённостей, опираясь на понимание необходимости запуска переговорного процесса под эгидой ООН. Безусловно, важную роль в нём должен сыграть спецпосланник генсекретаря по Сирии Стаффан де Мистура. Исходим из того, что платформа для переговоров с действующими сирийскими властями должна формироваться при учёте позиции широкого спектра конструктивной оппозиции. Будем готовы рассмотреть любые инициативы, которые будут данному процессу способствовать. Однако считаю неприемлемыми попытки включить в список переговорщиков тех, кто для достижения своей цели избрал путь терроризма.
Следующим важным шагом должно стать формирование правительства национального единства, принятие новой Конституции САР, начало осуществления на её основе необходимых общественных преобразований, проведение выборов. Будем добиваться, чтобы политический процесс в Сирии проходил в рамках обозначенных Венской группой и Совбезом ООН ориентировочных сроков и завершился в течение полутора лет.
– Изменилась ли сегодня позиция государств, настаивавших на безоговорочном уходе сирийского президента, и какое, по вашему мнению, его ждёт будущее?
– Какой быть Сирии и кому управлять страной завтра, должен решать сам сирийский народ, а не Россия или любая другая страна мира. Попытки диктовать извне не только контрпродуктивны, но и противоречат элементарным демократическим принципам. Усилия мирового сообщества должны быть направлены исключительно на то, чтобы создать необходимые предпосылки для обеспечения свободного волеизъявления всех сирийских граждан. Россия готова поддержать идею создания возможностей для голосования сирийских беженцев, естественно, под таким же строгим международным контролем, как и в самой Сирии.
Нынешнему сирийскому президенту могут даваться различные оценки. Настаивать же на его немедленном уходе – не только политическая недальновидность, но и открытое вмешательство в дела суверенного государства. Давайте вспомним печальный опыт Ирака и Ливии. Разве там удалось стабилизировать обстановку после иностранной интервенции и физического устранения руководителей этих стран?
На сегодняшний день только Башар Асад является законно и демократически избранным главой государства. Это нужно чётко понимать, и именно такой посыл мы пытаемся донести до всех наших партнёров.
– Меняется ли позиция различных государств в отношении сотрудничества с Россией по противодействию терроризму? Ожидаете ли вы активизации такого сотрудничества со странами Западной Европы?
– Мы уже видим заинтересованность в совместной борьбе с терроризмом со стороны Франции, Великобритании, Германии, Италии и Североатлантического альянса в целом.
 И на это есть объективные причины, связанные в том числе с успешной реализацией антитеррористической операции России в Сирии. При этом важно, что наши действия соответствуют нормам международного права и осуществляются по просьбе законных сирийских властей. Отмечаем, кстати, что после начала этой операции США и их союзники также активизировали свои действия против террористов.
При непосредственном участии России удалось достигнуть определённого прогресса в консолидации усилий мирового сообщества на этом направлении. Одним из видимых результатов стали недавно принятые в Совете Безопасности ООН резолюции, направленные на борьбу с ИГИЛ и другими террористическим организациями.
Мы твёрдо убеждены, что борьба с терроризмом должна носить последовательный характер. Демонстрируем это собственным примером. Попытки же делить террористов на «хороших» и «плохих» – категорически неприемлемы. Наконец, необходимо отказаться от предварительных условий в деле создания единого фронта борьбы с терроризмом. Мы эту линию неизменно проводим в контактах с нашими зарубежными партнёрами.
– В чём, на ваш взгляд, причины медленного прогресса в выполнении Минских договорённостей? Каковы перспективы прекращения гражданской войны на юго-востоке Украины?
– Далеко не все согласились с произошедшим в феврале 2014 года антиконституционным государственным переворотом на Украине. Именно поэтому и возникли две стороны конфликта – Киев и Донбасс. Прекращение гражданской войны возможно лишь после начала полноценного диалога между представителями украинских властей и Донецка с Луганском. Это подтверждено «Комплексом мер по выполнению Минских соглашений» от 12 февраля 2015 года. Альтернативы мирному урегулированию не существует.
Подписав в прошлом году в Минске достигнутые договорённости по решению кризиса, Украина взяла на себя и обязательства по их неукоснительному соблюдению без каких-либо изъятий и оговорок. Поэтому ответственность за невыполнение Минских соглашений лежит и на Киеве, который должен по согласованию с представителями Донбасса провести конституционную реформу, амнистию, обеспечить принятие постоянного законодательства об особом статусе отдельных районов Донецкой и Луганской областей, проработать вопрос о проведении в регионе местных выборов, принять меры по улучшению гуманитарной ситуации на юго-востоке Украины.
Эти и другие пункты «Комплекса мер» Киевом выполнены не были. Вместо прямого диалога с представителями Донецка и Луганска украинской стороной введена полная блокада региона. Отключена банковская система, проводится курс на разрыв всех социально-экономических связей, продиктованный нежеланием финансировать разрушенную войной инфраструктуру Донбасса, не выплачиваются пенсии и социальные пособия. Людей, которые, кстати, имеют украинские паспорта, попросту морят голодом.
Повлиять же на президента Порошенко в части выполнения подписанных решений способны США, а не Германия и Франция, которые инициировали «нормандский формат» и, на наш взгляд, искренне пытаются помочь в решении проблемы.


Мы – соседи Украины и, как никто другой, заинтересованы в том, чтобы в этой стране были мир и спокойствие


 Нет никаких оснований возлагать ответственность на Российскую Федерацию за всё происходящее на Украине. Россия не является стороной конфликта. Мы – соседи Украины и, как никто другой, заинтересованы в том, чтобы в этой стране были мир и спокойствие. Поэтому Россия последовательно выступает за реализацию Минских соглашений. Мы делаем всё от нас зависящее, чтобы Донецк и Луганск были по-прежнему привержены «Минску-2».
– В одном из ваших интервью вы сказали, что США используют украинский кризис для того, чтобы ослабить Россию. Вы не изменили свою точку зрения?
– Мнение своё не изменил. Именно США и Европейский Союз организовали на Украине государственный переворот, в результате которого к власти пришли силы, проводящие антинародную и антироссийскую политику.
Исторически сложилось так, что в России и на Украине проживает один народ, который в настоящее время разделён. Сейчас украинцев убеждают в том, что русские – их закоренелые враги. На Украине, как когда-то в фашистской Германии, укрепляется крайне правая националистическая идеология. Молодёжь воспитывается по учебникам, в которых проводится мысль, что вся история Украины есть история борьбы за независимость от России.
Выбранный Киевом вектор развития фактически поставил Украину под внешнее управление. Страна утрачивает свой суверенитет, самостоятельность принятия решений во внутренней и внешней политике. Экономику государства уже контролируют западные компании, а ведущие министерства возглавляют получившие украинское гражданство иностранцы.
Киев продолжает нагнетать обстановку, разрывая двусторонние торгово-экономические отношения, прекращая воздушное сообщение с Российской Федерацией, нарушая энергоснабжение Крыма, разрушая гуманитарные связи между нашими народами, делая неприкрытую ставку на силовое решение имеющихся противоречий.
05-01-02-15– Рассчитываете ли вы на улучшение российско-американских отношений после президентских выборов в США? Кто из кандидатов, на ваш взгляд, имеет наилучшие шансы на победу?
– Мы заинтересованы в выстраивании полноценного партнёрства с США на основе совпадающих интересов, в том числе в экономической сфере, с учётом ключевого влияния российско-американских отношений на состояние международной обстановки в целом. Необходимо вернуться к нормальному диалогу, укреплять сотрудничество в сфере контроля над вооружением, решением вопросов нераспространения оружия массового уничтожения. Россия и Соединённые Штаты Америки имеют большой опыт антитеррористического сотрудничества, урегулирования региональных конфликтов.
Думаю, что не только при будущем, но и при действующем руководстве США мы должны стремиться к улучшению российско-американских отношений. Кто же из кандидатов на должность главы государства наиболее предпочтителен – решать американскому народу. Будем готовы работать с любым президентом США на условиях равноправия и учёта взаимных интересов.

 

Другие материалы в этой категории: « Нет задач невыполнимых Наш выбор – армия! »

Оставить комментарий

Поля, обозначенные звездочкой (*) обязательны для заполнения

«Красная звезда» © 1924-2016. Полное или частичное воспроизведение материалов сервера без ссылки и упоминания имени автора запрещено и является нарушением российского и международного законодательства.

Логин или Регистрация

Авторизация

Регистрация

Вы зарегистрированы!
или Отмена
Яндекс.Метрика