redstar.ru

A+ A A-

В течение пяти лет руководство Министерства обороны во главе с генералом армии Сергеем Шойгу занимается решением различных задач, стоящих перед Минобороны, и реорганизацией Вооружённых Сил России. О проделанной работе в области Государственной программы вооружения (ГПВ), государственного оборонного заказа (ГОЗ) по производству вооружения, военной и специальной техники (ВВСТ) рассказал заместитель министра обороны Юрий БОРИСОВ.

ЗАДАЧИ ГОСУДАРСТВЕННОГО ЗНАЧЕНИЯ
01-01-11-16– Невозможно было бы достичь каких-либо положительных результатов, если бы министр обороны не сумел организовать командную реализацию всех насущных мероприятий, – заявил замминистра обороны. – Основная деятельность по оснащению Вооружённых Сил России вооружением, военной и специальной техникой, в том числе, и в первую очередь, современными образцами, строилась в соответствии с «майскими указами» Верховного Главнокомандующего от 2012 года. Перед Вооружёнными Силами были поставлены конкретные задачи с реформированием в плане обеспечения вооружением, его исправностью и достижением к 2020 году уровня современных образцов в войсках не менее 70 процентов.

В 2011–2012 годах было много претензий к Минобороны по объёмам законтрактованных мероприятий и выполненных обязательств со стороны промышленности. Ситуация изменилась существенно. За последние два-три года контрактуется 100 процентов запланированных мероприятий, а по выполнению ГОЗ в прошлом году вышли на уровень 97 процентов.
Обеспечение необходимых объёмов финансирования в сочетании с улучшением контрактной дисциплины обеспечили заданные темпы оснащения войск современными ВВСТ. Годовой объём финансирования ГПВ по сравнению с 2011 годом увеличился более чем в два раза. Поставки вооружения за этот же период возросли более чем в три раза.
– В рамках выполнения ГПВ войска получили сотни новых образцов летательных аппаратов, в том числе вертолётов для армейской авиации, боевых самолётов, 122 ракетных комплекса стратегического назначения, свыше 100 баллистических ракет для атомных подводных лодок, а самих подводных лодок построено: три стратегические, одна многоцелевая, свыше десяти дизельных. И этот список нового вооружения можно продолжать и продолжать, – отметил Юрий Иванович. – Армия преобразилась, и в текущем году планируем выйти на прогнозируемый показатель обеспеченности современными образцами не менее 60 процентов в частях постоянной боевой готовности.

ВОЕННАЯ ПРИЁМКА
История военного представительства (ВП) своими корнями уходит в XVIII век, когда при Петре Первом были образованы специальные службы, которые контролировали изготовление амуниции, вооружения для армии России. Необходимость и насущность проведения мероприятий по приёмке военной техники подтверждены многовековой практикой.
Однако не так давно от неё де-факто хотели избавиться. Вот только не оправдал себя взятый в 2011 году курс на резкое сокращение военных представительств. Так называемый переход на новые финансовые взаимоотношения не дал положительного результата. Качество выпускаемого предприятиями ВВСТ падало так же стремительно, как и количество сокращаемых ВП. К концу 2012 года численность ВП доходила до 12 000 вместо положенных по штату 26 000. Новой команде в Минобороны пришлось восстанавливать утраченные позиции на этом направлении.
– Решением министра обороны были предприняты все необходимые усилия, меры, для того чтобы восстановить эту службу, поднять статус её сотрудников, – заявил Борисов. – Думаю, что работа в этом направлении продолжится, потому что сегодня средняя заработная плата гражданского персонала военных представительств становится ниже, чем у работников отделов технического контроля на предприятиях промышленности. Это ненормально, будем выравнивать показатели.


Будем работать и впредь, чтобы наш ядерный щит был надёжен всегда и ни у кого не возникло мысли или желания попробовать нас на прочность


01-01-11-14По мнению замминистра, в ВП следует направлять наиболее знающих офицеров, имеющих боевой опыт, способных разбираться в производственной тематике, поэтому предстоит поработать со штатным расписанием для дальнейшего поднятия престижа представительств.

А результаты работы ВП можно оценить, как говорится, потрогав руками или по статистическим данным. Так, количество рекламационных актов к общему количеству гарантийной техники, находящейся в эксплуатации, в 2012 году составляло 1 рекламацию на 10 гарантийных изделий, а в 2016 году данный показатель составил уже 1 рекламацию на 14 гарантийных изделий.
К тому же военпреды сопровождают работы не только по ГОЗ, но и по экспортной продукции и некоторым гражданским направлениям, где требуется более серьёзная и качественная приёмка техники. Такая работа выполняется по заказу фирм, которые считают, что в данном случае себя оправдывают финансовые затраты в объёме одного процента от контракта.

ЖИЗНЕННЫЙ ЦИКЛ
КАК НЕОБХОДИМОСТЬ

Сирийский конфликт стал серьёзным полигоном для апробации характеристик новых образцов ВВСТ. Именно боевые условия открывают все нюансы, которые невозможно просчитать или смоделировать на испытаниях. Практически более 600 образцов ВВСТ прошли проверку в Сирийской Арабской Республике (САР).
– При этом организовали очень тесную системную работу с промышленностью, бригады представителей которой присутствуют в Хмеймиме, – пояснил замминистра. – Это позволяет при необходимости вносить все соответствующие коррективы или брать на карандаш все недостатки, замечания, которые в процессе эксплуатации при боевой работе мы предъявляем к образцам. Работа идёт практически с колёс, сразу вносятся все необходимые изменения.
Замминистра также отметил, что конфликт в САР дал очень хорошую практику в организации обслуживания техники. Уровень её исправности в САР значительно выше, чем в среднем по Вооружённым Силам, и это при том, что в случае необходимости предприятиям промышленности запчасти, стендовое оборудование и квалифицированный персонал приходится везти в другую страну за несколько сотен тысяч километров. В итоге Минобороны пополнило опыт выстраивания материально-технического обеспечения и сервисно-ремонтных работ, необходимых для техники в полевых условиях.
– С вопросом обеспечения жизненного цикла ВВСТ связано одно из первых управленческих решений, принятое министром обороны, – рассказал Юрий Борисов. – Ещё в декабре 2012 года, когда мы только приступили к выполнению своих обязанностей, проанализировали это направление и поняли, что надо менять всю структуру организации работ.
До того времени все сервисные работы с ВВСТ практически по всем видам и родам войск были прерогативой более 130 ремонтных заводов Минобороны, на которых работало свыше 30 000 человек. По сути, это была своего рода многопрофильная мини-отрасль, по численности соизмеримая с отдельными отраслями Минпромторга. Военное ведомство напоминало белку в колесе. Техника становится всё сложнее, и, для того чтобы обеспечить её серьёзный ремонт, а тем более глубокую модернизацию, необходимо было обновлять производственные фонды ремонтных заводов, обучать трудовые ресурсы.
– Всё это несвойственно Министерству обороны, которое должно заниматься боевой учёбой, боевой работой, обеспечивать необходимую боеспособность Вооружённых Сил, а не решением задач, которые должны находиться в компетенции Минпромторга, – пояснил Борисов. – Поэтому передача промышленности этих активов и стала первым управленческим решением генерала армии Сергея Шойгу. Оно потянуло за собой решение о переходе к обслуживанию техники на всём её жизненном цикле.
В дальнейшем было принято следующее решение: все мелкие ремонты и обеспечение сервисных работ будут выполняться в войсках ремонтными бригадами Минобороны. Для этого были закуплены запчасти и необходимые расходные материалы.
Все работы, требующие участия промышленности, были переданы предприятиям-изготовителям. Здесь же встал вопрос, чтобы техника, выходящая за ворота заводов, ставилась на контроль и на всех этапах жизненного цикла выполнялись сервисные, ремонтные, модернизационные работы вплоть до её утилизации.
– Этот процесс довольно болезненный, и такая тенденция не только российская, – отметил заместитель министра обороны. – На такие принципы обеспечения техники перешли все ведущие армии мира. Они выполняли такой переход в среднем за десять лет, поэтому и мы идём по этому пути достаточно осторожно.
Работу по созданию системы управления полным жизненным циклом ВВСТ планируется выполнить к 2020 году. А её первый итог получен в 2015 году. Его результатом стали разработанные ключевые решения: концепция создания, программа работ, первоочередная нормативная база, методические материалы и требования к системе управления.
Для формирования новой системы было развёрнуто выполнение шести пилотных проектов, где её отработка проведена на ряде ВВСТ различных видов (родов) войск. Это ракетный комплекс стратегического назначения «Сармат» (АО «ГРЦ имени В.П. Макеева»); эскадренный миноносец «Лидер-1» (АО «ОСК» и ФГУП «Крыловский ГНЦ»); вертолёт Ка-226.80 (АО «Вертолёты России»); фронтовой истребитель-бомбардировщик Су-34 (ПАО «ОАК»); танки «Армата», Т-90, Т-72 и их модификации (АО «НПК «Уралвагонзавод»); военная автомобильная техника семейства «КАМАЗ» (ПАО
«КАМАЗ»).
Процесс перехода на новую систему довольно трудоёмкий, к тому же в своё время не каждому предприятию было интересно заниматься ремонтом. Потому что выпуск финальной продукции считался более рентабельным. Хотя в будущем, при объективном сокращении ГОЗ, работы по обеспечению жизненного цикла – это серьёзный источник пополнения доходов для любого предприятия.
В целом выполнение пилотных проектов, а также полученный сирийский опыт позволили с 2017 года приступить к заключению контрактов жизненного цикла по всей военной автомобильной технике, а также по ряду образцов авиационной техники.
До 2020 года для полномасштабного развёртывания системы запланирована реализация программы стандартизации и программы внедрения результатов пилотных проектов, а также будут выработаны предложения по уточнению нормативных правовых актов в сфере ГОЗ.

КНУТ И ПРЯНИК МИНОБОРОНЫ
– У исполнителя и заказчика взаимоотношение антагонистов, – заявил Юрий Борисов. – Мы, как заказчик, хотим получить больше и лучшего качества техники за меньшие деньги, а предприятия промышленности хотят извлечь выгоду из этих заказов и обеспечить себе безбедное существование. Если это разовый заказ, то это один характер взаимоотношений, при долгосрочном сотрудничестве меняются точки соприкосновения и, скажем так, позиции сторон.
Ведь Минобороны, с одной стороны, заинтересовано в построении долгосрочного сотрудничества с промышленностью и поэтому становится озабочённым, чтобы она за счёт зарабатываемой прибыли имела возможность развиваться, обновлять свои производственные фонды. Тем самым создавать основу по выпуску в будущем более качественной и надёжной продукции. Как ни парадоксально звучит, но военное ведомство заинтересовано, чтобы на предприятия приходили высококвалифицированные специалисты, а значит, им должна предлагаться достойная зарплата. Ведь когда работодатель делает вид, что платит хорошую зарплату, то рабочие кадры делают вид, что работают, а в результате выпускаемая продукция вызывает массу нареканий и рекламаций со штрафными санкциями. Поэтому Минобороны нацелено на выстраивание конструктивных отношений с промышленностью.
– Тон этим взаимоотношениям был задан министром обороны Сергеем Шойгу в декабре 2012 года, – отметил Юрий Борисов. – На тот момент было много критических, а по некоторым направлениям даже катастрофических вопросов. Промышленность и заказчик в буквальном смысле не имели диалога. Сергей Кужугетович сдвинул проблему с мёртвой точки и сделал всё необходимое для её ликвидации.
Нередко ситуации Военного ведомства с отдельными предприятиями «оборонки» выглядели шокирующими. Контракт заключён, деньги выплачены, продукции нет! Минобороны пошло на диалог с промышленностью.
– Считаю, что руководство Министерства обороны, а именно во главе с министром все его заместители решению проблем уделяли довольно пристальное и серьёзное внимание, которое реализовывалось в рабочих поездках, посещениях предприятий изготовителей и приглашениях представителей промышленности на различного рода форумы, дни инноваций, выставки, конференции, – отметил Юрий Борисов. – Все эти элементы позволили наладить эффективный диалог с промышленностью, а результат, как уже говорил, измеряется качеством поставляемой техники и процентом выполнения взятых обязательств. Хотя нельзя сказать, что всегда и во всём эти взаимоотношения строились полюбовно.


Принципиально новое оружие появится на рубеже 2025–2027 годов и внесёт серьёзные изменения в стратегию и тактику боевых действий


Не секрет, что в Минобороны за прошедшие пять лет критически относились к срыву выполнения ГОЗ, ни один факт не оставался без внимания, были обращения в суды, нерадивые исполнители штрафовались. Существует межведомственная рабочая комиссия по рассмотрению срывов выполнения гособоронзаказа. На ней рассматривались различные вопиющие факты и принимались необходимые меры, вплоть до кадровых решений. Так что работа носила конструктивный, но достаточно жёсткий характер. В таком же ключе она продолжается и сейчас.

– Мы в стране ведущий заказчик, а для предприятия потерять такого кормильца – опасное дело, – рассказал замминистра. – Поэтому мы особо не намерены выступать дядькой с кнутом. Мы формулируем требования к новой технике. Тем самым постоянно подгоняем промышленность к освоению новых технологий, внедрению новых материалов, организации новых технологических процессов, чтобы на этой основе создавалась техника, соответствующая нашим требованиям и пожеланиям. Мы выступаем для промышленности как катализатор и за счёт своих заказов постоянно поднимаем планку технологического и производственного роста предприятий. Не появились бы «Суперджет-100» и МС-21, если бы у Иркутского и Комсомольского-на-Амуре авиазаводов не было ёмкого гособоронзаказа от Минобороны!
Есть у Минобороны ещё одна новая характерная черта во взаимоотношениях с работниками промышленности. Как говорится, из одного металла льют медаль за бой, медаль за труд. На слуху награждение за боевые заслуги, а будут ли удостоены наград те, кто своим трудом обеспечил выполнение нынешней ГПВ, и в частности гособоронзаказа этого года?
– Обратите внимание, что именно при Сергее Кужугетовиче звание Герой Труда стали получать представители ОПК, – ответил Юрий Борисов. – Третий год подряд Верховный Главнокомандующий, по представлению Минобороны за личной подписью министра обороны, награждает лучших генеральных конструкторов, разработчиков современного вооружения. Будем продолжать эту практику.

ПРИОРИТЕТЫ НОВОЙ ГПВ
01-01-11-15Важность и необходимость ГПВ нет смысла обосновывать. Она представляет собой один из основных документов развития Вооружённых Сил. Он определяет облик Российской армии на ближайшее десятилетие адекватно тем конфликтам, которые могут грозить нашей стране.
– От эффективной реализации госпрограммы вооружения реально зависит обеспечение безопасности нашего государства, – отметил замминистра. – Безусловно, мир меняется, меняются конфликты, периодически наступает революционный момент в создании новой техники. Это неминуемые процессы, их надо отслеживать и внедрять новую технику, чтобы быть конкурентоспособными с любой армией мира.
В чём особенность планируемой ГПВ? Прежде всего, для того чтобы обеспечить заданную динамику преобразований Вооружённых Сил, необходима преемственность мероприятий. Реализация проектов, начатых сегодня, должна переходить к завершению в будущей ГПВ. Конечно, меняются определённого рода приоритеты, но в основном в существующей и планируемой программах они совпадают.
Главный приоритет – развитие Стратегических ядерных сил как основного сдерживающего фактора возможной агрессии.
– Этому направлению мы уделяем особое внимание, – отметил Юрий Иванович. – Будем работать и впредь, чтобы наш ядерный щит был надёжен всегда и ни у кого не возникло мысли или желания попробовать нас на прочность.
В настоящее время в плановом порядке идут работы над созданием комплекса стратегического назначения «Сармат». На конец этого года запланировано проведение первых бросковых испытаний. Новая жидкостная межконтинентальная ракета несёт достаточно большой объём полезной нагрузки, имеет дальность действия не хуже, чем у «Сатаны». При этом у неё и меньшее время прохождения активного участка. Новинка имеет очень хорошую энергетику. В целом ракета обладает более высокими характеристиками по преодолению всевозможных имеющихся и проектируемых систем противоракетной обороны.


Новая ГПВ ориентирована на максимально возможное внедрение достижений научно-технического прогресса в образцы ВВСТ


Как показал опыт сирийского и всех других конфликтов последнего десятилетия, меняется характер боевых действий. Новую роль играет высокоточное оружие (ВТО). Количественным и качественным показателям, в том числе и расширению номенклатуры этого оружия в новой ГПВ, уделено особое внимание.

Говоря о ВТО, сразу вспоминаем необходимость разведывательно-информационного обеспечения войск, которым кто-то должен давать координаты, целеуказание, а это и космическая группировка, и беспилотные средства. Они тоже не обделены в финансовом плане.
Уделено внимание и развитию робототехники. Общая тенденция в мировой практике – проведение боевых операций максимально без участия человека на передовой. Хотя, конечно, ещё далеко до высокоинтеллектуальных боевых систем, но тем не менее автоматизированные и робототехнические системы уже появляются, становятся нормой.
– Будущий программный период будет характеризоваться внедрением и постановкой на вооружение принципиально нового оружия, – отметил Борисов. – Заделы, полученные ведущими предприятиями ОПК, позволяют рассчитывать на то, что оно появится на рубеже 2025–2027 годов и внесёт серьёзные изменения в стратегию и тактику боевых действий.


Фото автора.

Другие материалы в этой категории: « «Великий Новгород»: удар точен

Оставить комментарий

Поля, обозначенные звездочкой (*) обязательны для заполнения

«Красная звезда» © 1924-2017. Полное или частичное воспроизведение материалов сервера без ссылки и упоминания имени автора запрещено и является нарушением российского и международного законодательства.

Логин или Регистрация

Авторизация

Регистрация

Вы зарегистрированы!
или Отмена
Яндекс.Метрика